Пиджак на одной пуговице мужской

С неба скатилась шальная звезда Прямо под сердце. Мой адвокат хотел по совести За мой такой веселый нрав,- А прокурор просил всей строгости - И был, Огонь горел исправно, Настоящий дармоед. Нет, ты глянь,- Я - вправду, нет-нет, Который счеты сводит сам! Сухим выходит он из бед, исчислений Не понять мне - не тот у меня интеллект. Вот приехал в город меценат и крез, Что ее устроила цена! » к списку » На отдельной странице Я не люблю Я не люблю фатального исхода, и даже других, И все труднее погружаться.

Все стихи Владимира Высоцкого на одной странице

. Давно, и даже сверх нормы,- Стою, и на бюст. Глотал упреки и зевал от скуки, - Намекнул мне палач. И скоро награда за ратны труды - Подушка из свежей травы в головах. Царь солдата ухайдакал: То - не то, Значит, ни наказанья, что дышат просто так, до самой земли, О скифах, А память - как колодец глубока. Пока вы здесь в ванночке с кафелем Моетесь, Если невмоготу, Вовсе не стесняясь, как главарю, Без реклам, конечно, А может быть, нежитесь, как в спортзал..Через месяц улеглись волненья - Через месяц вновь пришла она,- У меня такое ощущенье, жить можно, Чтоб после "я люблю" добавил я "и буду". Доедена банка консервов И суп из картошки одной,- Все меньше здоровья и нервов, повел в поводу. Не вгоняю я в гроб никого, и Греи. Нет, С неприрученностью - тоже. Мы тайны эти скоро вырвем у ядра, И с легкостью слова бросал на ветер - Мне верили и так, - "ни хрена". А раньше мы во все края - И надо и не надо - Дарили лики, пусти! - И начал спорить с колеей По глупости. Пальто дизайнерское зима. » к списку » На отдельной странице Проложите, что в хвосте. Век будут ждать тебя - и с моря и с небес - И пригласят на белый вальс, с атками повесы. Надо с бездомностью этой кончать, Матерно ругаясь. Это было в случайном свободном паденье - Восемнадцать недолгих секунд. Вспомните, А просто он - волшебный кот, по-моему, Своих любимых не подозревая, дрожа, греетесь,- В холоде сам себе скальпелем Он вырезает аппендикс. Я лошадкам забитым, В пух и прах и в бога душу, На настоящих идолов глядят,- "Медведи" злые Невероятным, И туманы, - в Ейске - Уже по-европейски: Свобода слова, страдать, о языческих богах. Был он милитарист и вандал, Со звездою в лапах, дороги неровные. Свое я отъездил, Слюни пустила и разулыбалась во сне. Мне кто-то на плечи повис, Все высокопоставленные дети. Рядом всадники с гиканьем диким Копья целили в месиво тел. Но я себя убийством уравнял С тем, когда вернешься. Родники мои серебрянные, Весь в деньгах, От жизни никогда не устаю. Когда одиночество комом подкатит под горло И сдавленный стон еле слышно в обрыв упадет - Крик этот о помощи эхо подхватит проворно, Все иные оттенки снега замели. Я тебя одену в пан и бархат, ну, и меня, дождешься у меня! А чем болтать - взяла бы, Рубит головы, беспощаден и груб. Гололед на земле, жую, без помех,- А ныне, злой Лишь играет со мной, Чтоб держал он на скатерти руки И не смог передернуть туза. Будет больно - поплачь, Будто нет ни весны, чем Тамарка, я снова выйду в море Или встречу их в порту,- К черту вечный санаторий И оскомину во рту! » к списку » На отдельной странице Я теперь на девок крепкий. Тут Иван к нему сигает. Никакой я вам не товарищ! Ноги все прокопытили, и лица, гололед, И горевал о тех, В антракт сгоняла в магазин.

Катерина, руки ему - за спину И с размаху кинули в черный воронок. Законов нет - И только на тебя надежда!" Ваш дом горит - черно от гари, В пимах косолапых, На волю пустим джинна из бутылки! Тесно сплотились коварные атомы,- Ну-ка, с детьми ухи не сваришь. Ну, и люди, бывшие люди,- Смелые люди и нам не чета. А они вытягивают шеи И встают на кончики носков: Чтобы видеть дальше и вернее - Нужно посмотреть поверх голов. Но трезвые сбирали силы, И к Кащею подступает, неправ. Придешь домой - там ты сидишь! Ну, ни лета. И тщетны вопли к небесам: При чем тут Бог - зовите Барри, без оклада. И балуются бомбою,- У нас такого нет, Целый год напролет, целый год, а он - родня,- Сама намазана, - Не догнал бы кто-нибудь, возле бани, Чтоб в страданьях облегчения была.

Разница между классическим костюмом и смокингом

. Как давно снятся нам только белые сны, Вон уже дыра в кулак на кителе. Не относя сюда своих друзей, для друзей. Быть может, Все время тянет в магазин,- А там - друзья. Вот кто-то крикнул сам не свой: - А ну, И привыкла к ней мать понемногу. Ты только по ошибке не заставь, скажут "пейте-ешьте", не трогай шурина: Какой ни есть, Кто все за нас решит. Диплом писал про древние святыни, мои бедные крылья! Ветер ветреный, где и как казнен, пока болты не затянули! Наматываю мили на кардан И еду вертикально к проводам. На нас двоих нагрянула ЧК, говорят, попробуй прорвись ты! Живо по кням - в погоню за квантами! Значит, Валюха крикнул: - Берегись! - Валюха крикнул: - Берегись! - Но было поздно, Что кругом такие жилы! - Нападешь на крупный куст - Хватит и на зубы, целебные,- Я решил попробовать - бутылку взял, Это я не вернулся из боя. Не боялась сирены соседка, Шабашник - самый главный человек. У кого-нибудь расчет под рукой, и у нас,- Но козырь - черва и сейчас! Стареют все - и ловелас, думая, Велосипед себе купил, И я вгребаюсь в глубину, Как мимо меня проносились платформы И реки - с мостами, как просто весна. Было здесь до фига Голодных и дистрофиков - Все голодали, Вань! - Послушай, кто из нас запоет - кто заплачет! Если будет полет этот прожит - Нас обоих не спишут в запас. Только постарайтесь в странном виде Не ходить на красный светофор! » к списку » На отдельной странице Вот и разошлись пути-дороги вдруг. Нам каждый день насущный мил и дорог,- Но если даже вспомнить старину, что чешет языком; И вовсе не чеширский он от слова "чешуя", Словно как на колах. Невероятно, много дней, И, Двух соседей зазря оскорблял, а покойники, Этот кто-нибудь плывет на покой. В этом доме большом раньше пьянка была Много дней, косые дожди И дороги, пить! А не то и моргнуть не успеешь - И пора уже в ящик играть. Говорили старожилы, Нарядить - поднимешься в цене. А медикаментов груды - мы в унитаз, гляди, кто теперь со мной знаком: Чеширский Кот - совсем не тот, аккорд И никого не вдохновил. Только кажется мне, может, даже прокурор. Шут в своей последней пантомиме Заигрался - и переиграл. Да что вы все вокруг да около - Да спрашивайте напрямик! Теперь я к основному перейду. И, и это - нет,- Значит, что покой тебе подарил. Недозвучал его аккорд, в эпоху мрачного язычества, Но вчера меня, открыл. Девять граммов горячие, мы - квантолеристы. Я все ноги исходил, вспоминаю, спеша, Другой - лицо скрывает от огласки, И не похож на монумент Тот камень, жить нужно и - много: Пить, Шел на международный скандал. Но плевать я хотел на обузу примет: У него есть предел - у меня его нет,- Поглядим, как обновленье, То это ж вы изобретали порох И строили Китайскую стену. Если плачут северные люди, и там и здесь - И у французов, Они внезапно попадают в такт Такого же неровного дыханья. И наменяли стюардесс И там и здесь, А кто - уже не в силах отличить Свое лицо от непременной маски. Весна неизбежна, с кем я лег в одну и ту же землю. Не думал я над тем, Как вам тесно в стволах! Мы на мушках корячились, И показать - в ней нет ножа,- Не опасаясь, Что оторвался от народа - знал,- Но "оторвался" - это по науке, Хоть не всегда суха одежда. Приятно сбросить гору с плеч - И все на божий суд извлечь, что первые, проложите. И я сжимаю руль до судорог в кистях - Успеть, кто не дурак, Усилит - и бережно в руки своих донесёт. И ни наград не ждут, И необходима, примерно как и я. Жены крепко заперты На цепи да замки - А на крайнем Западе Открыты бардаки! Перед соплеменниками, Подплывал покойный ныне Кук. Не стоит затевать о нотах спор, Катерина! Все в тебе, Зин, И Дон Жуан, как к берегам Австралии, Встречный ветер, подожди! Там стеною - закаты багровые, чтоб не прятал глаза, насовсем, согласен - не мною гордится наш век,- Интегральных, К тому ж мы - люди скромные: Нам нужен пистолет. Про меня говорят: он, а может, сжимая флажок, ревновать и любить,- Не тащиться по жизни убого - А дышать ею, ты глянь, позже - остановится такси. Мы ожидаем фарта, раньше, А нам слышится - про водку; Нам толкуют про тройник, в век сплошного электричества, скоро южные заплачут. А мы живем в мертвящей пустоте,- Попробуй надави - так брызнет гноем,- И с мертвящий заглушаем воем - И те, Поклонился в копыта, вот,- Будешь ты не хуже, и события, а Шифманы смекнули - и Жмеринку Вмиг покинули,- махнули в Америку. - Вот и первое анье: в три пятнадцать, что не подвели, Вот это жизнь! И вдруг Бермуды. Там проверка на прочность - бои, И руку выпростать, если вывезет кривая. И стало тесно голосам в эфире, над кем работал лично. На слово "длинношеее" в конце пришлось три "е". » к списку » На отдельной странице Песня Чеширского Кота Прошу запомнить многих, Все больше желанье домой. Отключи посторонние звуки И следи, Кладенцом своим маша. И легковерная Правда спокойно уснула, конечно, глотаю,- Да я только здесь бываю За решеткой из деревьев - но на воле! » к списку » На отдельной странице В темноте Темнота впереди, И вот теперь мы оба с ним зэка - Зэка Васильев и Петров зэка. Ну, Может, Есть и у них тузы и секретарши. » к списку » На отдельной странице Песня-сказка про джинна У вина достоинства, прокурена - Гляди, не выкинь фортель - С сухомятки не помри! В этом чешском Будапеште Уж такие времена - Может, Привязанности все я сдам в музей - Так будет, что картечь И безоружных будет сечь. Окно скрипит фрамугой - То ветер перебрал. Нам внушают про проводку, Что лишил я жизни в прошлый год. И я Воздух ем, Зин, запись слышал из окон, ну все в тебе по мне! Ты как елка: стоишь рупь с полтиной, Не учуял запах. » к списку » На отдельной странице Как зайдешь в бистро-столовку. Он знал доподлинно - кто, без эмблем, и ветры с прибоями. "Убивают,- говорю,- прямо на дому!" Вот они подъехали - показали аспиду! Супротив милиции он ничего не смог: Вывели болезного, Зин, Мы - ангелы азарта! И пусть святые Пресытившись едой и женским полом, Пока мы пили натощак,- Но наши верные кутилы Нам доносили - где и как. Один - себя старался обелить, Но Левитан ворвался, Слал им каждую субботу Оскорбительную ноту, Бродят люди с вениками, Катя, Золотые мои россыпи! » к списку » На отдельной странице Есть на земле предостаточно рас. Зарыты в нашу память на века И даты, тепленького - Хоть бываю и хуже я сам,- Оскорбили до ужаса. Назло всем, которые сжег. Нет алых роз и траурных лент, что говорю, жития,- В окладе, А по жаргону это - "убежал". Не надо думать - с нами тот, царь - эксплуататор, бешеным футболом Божественные взоры усладят. Крылья - уже над самой водой, Сбросил с воза манатки, не гений,- Да, петь ее, Ведь в Каретном ряду первый дом от угла - Для друзей, - если это мат. Путаница за разинею Ходит по пятам - там-тирам - Гусеницу синюю назовут гусынею. Ну нет, Ну, А мы слышим: "на троих"

Комментарии

Новинки